Туристический маршрут

«Память поколений»

 

 по хутору

Каменный Брод

Социальный проект "Туристический маршрут «Память поколений» по хутору Каменный Брод".
Проект Туристический маршрут.pdf
Adobe Acrobat документ 705.9 KB
I этап туристического маршрута «Историко- краеведческая музейная комната».
Приложение 1 (3).pdf
Adobe Acrobat документ 3.5 MB
II этап туристического маршрута «Церковь в честь апостолов Петра и Павла».
Приложение 2.pdf
Adobe Acrobat документ 1.2 MB
III этап туристического маршрута «Памятник курсантам РАУ".
Приложение 3.pdf
Adobe Acrobat документ 479.9 KB
IV этап туристического маршрута «Дом последнего хуторского атамана".
Приложение 4.pdf
Adobe Acrobat документ 382.0 KB
V этап туристического маршрута «ПАМЯТНИК «ПУШКА».
Приложение 5.pdf
Adobe Acrobat документ 906.6 KB
ПРАВИЛА безопасности при движении по маршруту «Память поколений»
Приложение 6.pdf
Adobe Acrobat документ 206.8 KB

Легенда о названии нашего хутора.

 

Каменным Бродом хутор был назван в далекие годы похода Петра I на Азов. Будто бы где-то в наших краях царю пришлось переправляться со своим войском через реку Тузлов. У небольшого поселения переправа была найдена по мелкому каменистому дну. С тех пор хутор и получил свое название Каменный Брод.

 

Нагибина Е.Н.

Сведения о возникновении хутора Каменный Брод

 

В 40-х годах IVIII столетия на Дону стали появляться поселения крестьянские (не казачьи) с именем Слобода.

В 1741 году и возникла слобода Каменно-Бродская,заселенная не казаками, а так называемыми однодворцами. Однодворцы-это государственные крестьяне Московской Руси (не помещичьи), несшие в XVI-XVII веках военную службу на южных рубежах государства. Их тогда называли служилыми людьми. А когда в XVIII веке образовалась регулярная армия, нужда в них отпала (исчез и термин такой). Служивых людей, крестьян по происхождению, стали называть однодворцами, так как им во владение давали небольшой участок земли в местах поселения, они имели право жить только одним двором (отсюда и название).Владели они и малым количеством крепостных, которые жили при них. Помещики иказачья знать всячески притесняли однодворцев, нередко сгоняли их с местпоселения (что мы и имеем в случае Каменно-Бродской слободы). В 1741 г. не только Новочеркасска, но даже станицы Грушевской не существовало. Поэтому слобода Каменно-Бродская была приписана к Анненской крепости, что находилась в двух верстах от города Черкасска, столицы Дона. Ее соорудили по приказу Екатерины после подавления Пугачевского восстания (бунта). Пушки крепости были обращены в сторону мятежной столицы донских казаков, на всякий случай.

      В 1747 г. возникла станица Грушевская (в трех верстах от Каменно-Бродской слободы). Шли годы. Казаки входили в силу. В 1780 году, в сентябре, они выселили однодворцев на земли по реке Койсуг, а сами заселили Каменно-Бродскую слободу, переименовав её в хутор Каменно-Бродскийи приписав его к станице Грушевской. В 1837 году в хуторе насчитывалось всего 36 казачьих дворов. По переписи населения в 1873 г. в Каменно-Бродском хуторе было «11 дворов, плюс три калмыцких кибитки и еще три избы без двора, мужчин насчитывалось 328 челоавек, женщин- 323, плугов- 38 штук, лошадей 103, пар волов-185, коров- 560, овец- 138». В Грушевке, для сравнения, 431 дворов, плюс 29 изб. Мужчин- 1292 человека, женщин- 1378. В 1915 году в Каменно-Бродском хуторе было уже дворов- 214, мужчин- 719, женщин- 712. В хуторе имелась одна церковно-приходская школа и  ссудно- сберегательное товарищество.

Когда сменили название с хутора Каменно-Бродскогона на хутор Каменный Брод узнать не удалось. Стоит Каменно-Бродский хутор на рекеТузлов при устье Рубежной Балки.

 

Нагибина Е.Н.

Церковь Петра и Павла

 

8 июня 1862 г. была заложена первая однопрестольная церковь в честь апостолов Петра и Павла. Она была деревянной. Освящена 27 апреля 1864 года. Рядом с церковью было и первое кладбище. 20 мая 1881 г. церковь сгорела во время грозы от удара молнии.

В 1885 году построена вторая церковь Петра и Павла - кирпичная с деревянными куполами и колокольней.

        Хуторские казаки думали о будущем и поэтому построили рядом с церковью две церковно-приходские школы: мужскую (остатки здания сохранились до сих пор) и женскую.

        В 1961 году (в году хрущевских гонений на Церковь) по указанию местных властей здание церкви было частично разрушено. А в том, что осталось, был устроен спортивный зал.

       В начале 90-х годов прошлого века было принято решение перестроить оставшееся здание в сельский клуб, но из-за отсутствия средств, строительство (слава Богу) было прекращено.

       В 1997 году церковь Петра и Павла начали реставрировать, но работы вскоре были приостановлены.

      В 2005 году восстановление храма вновь началось, надстроена колокольня.

       2 августа 2011 года по благословению вновь избранного епископа Шахтинского и Миллеровского Игнатия освящен крест Петропавловского храма. Чин освящения совершил благочинный приходов Шахтинского округа протоиерей Георгий Сморкалов.

       Сделан ремонт притвора, на одном из уральских заводов отлит колокол весом 40 килограмм, продолжены работы по ремонту алтарной части.

      21 октября 2012 года состоялось освящение и торжественное поднятие купола с крестом.

       Конечно же, до окончания восстановительных и реставрационных работ еще довольно далеко. Основное препятствие- это недостаток средств. Но мы знаем, что все церкви на Святой Руси, в том числе и на Дону строились на народные деньги. Наши предки помогали кто чем может в строительстве храмов. Поэтому и  нам негоже оставаться в стороне от святого дела- восстановления храма в родном хуторе.

 

Нагибина Е.Н.

Годы революции и коллективизации

Хутор жил, разрастался. Вместе со всей страной пережили казаки годы революции и коллективизации. Конечно, далеко не все хуторяне принимали новую власть и совершенно другую жизнь. Но это были очень суровые на расправу с несогласными годы. Часть зажиточных казаков выслали, другие уехали сами.

Бедняков и часть середняков новая власть организовывала в артели и товарищества. В 1929 году было создано товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ). А в 1930 году было образовано коллективное хозяйство (колхоз) «Заветы Ильича». Все, кто записывался в колхоз, приводили свой собственный скот, отдавали сельхозинвентарь.

Первым председателем колхоза «Заветы Ильича» был М. Гасюк (по другим данным Малов Д.Д.), а первым бригадиром Кочетов А.И.

В 1933 году председателем колхоза был выбран Сидоров И.И., а бригадиром первой машинотракторной станции (МТС) стал Востров А.А.

Трудно было хуторянам в эти годы. Засухи и голод преследовали молодые колхозы. Не обошли хутор и репрессии. Судили за колоски, собранные детьми на поле, за волов, которых убило во время грозы. Наши старожилы до сих пор вспоминают, как в 30-х годах со старшими пешком ходили на «менку» (рынок на котором меняли продукты на вещи) в города Новочеркасск и Ростов-на-Дону , как босиком бегали в школу, а записи делали химическим карандашом на газетных обрывках, летом же пололи посевы или работали на токах, фермах. Непосильные налоги опустошали и без того небогатые семьи. Но впереди всех ждала еще более страшная беда…

 

Нагибина Е.Н.

Ноябрь 1941 года.

На территории хутора фашисты были дважды. Шел 5-й месяц войны. Немцы, воодушевленные быстрыми победами, стремительно рвались на юг, на Кавказ. На пути у них стоял город Ростов-на-Дону, где они и встретили отчаянное сопротивление.

3 ноября 1941 года по приказу штаба 56-й армии 68 кавалерийская дивизия полковника Кириченко Николая Алексеевича после смены ее частями 31-й Сталинградской стрелковой дивизии полковника Озимова М.И. выведена во второй эшелон армии и приступила к оборудованию рубежа обороны по южному берегу реки Тузлов в полосе Буденный, Каменный Брод, Щепкин.

Сводный курсантский полк РАУ с батареей противотанковых пушек занял полосу вдоль р. Тузлов от х. Каменный Брод до высоты с отметкой 62.1 (командир полка- полковник Яковлев). 17-летним мальчикам была поставлена задача оборонять подступы к городу Ростов-на-Дону, высотку у х. Каменный Брод.

Из письма Макаренко Ф.Д.(участника ноябрьских боев у х. Каменный Брод): «Наш полк Ростовского артиллерийского училища занял оборону в районе х.Каменный Брод сразу после праздника 7 ноября. Появление полка на этом участке фронта не осталось не замеченным для противника. Несколько дней немцы не проявляли активности. И с нашей стороны и с их стороны велась разведка. Хорошо помню, как в одну из холодных ночей командование послало группу курсантов в разведку. В разведгруппу вошли курсанты Орехов Сергей, Мешечкин Павел, Гулевский Михаил, Пушков Борис, Русейкин Александр, Колисниченко Алексей и другие. Возглавлял группу лейтенант Дробот.Нам поручалось выяснить, какими силами располагают фашисты, есть ли у них танки, сколько их…»

А жили в это время курсанты поквартирам (по 3-4 человека) в х. Каменный Брод. Местные жители готовили линию обороны,днем рыли окопы, а вечером делали для курсантов свечи. Домой к Кравченко А.А. приходил Сальников Олег за свечами. Сам Олег жил в г. Ростовен/Д и после боя возле х. Каменный Брод остался жив.

Однако,наступающие немецкие части сделали недолгой спокойную жизнь курсантов. Для того, чтобы немцам было негде расквартироваться, курсантам был отдан секретный приказ – сжечь улицу Ясная Поляна. Местные жители едва успели унести необходимый скарб (из Рассказа Мартыновой А.И.). А затем, попрощавшись с добродушными хозяевами, отправились на свои позиции.

Некоторые подробности боя описывает майор Соловьев Б.Е.: «В ночь с 16 на 17 ноября я отправился в тыл противника. Соседи слева должны были завязать бой, а я должен был взять пленного. Однако, в тот период карт местности не было, а если и были,то несколько не соответствовали местности, и я отклонился от маршрута и вышел на огневые позиции противника и попал в засаду,…чуть было не стал сам пленным. Вернулсяя с частью взвода и стали окапываться. Успели сделать только индивидуальные ячейки… Тут наступил рассвет, причем с туманом. Я со взводом занимал оборону на первом склоне кургана, а взвод лейтенанта Сороки левее меня и несколько выдвинутый вперед. Я как раз был на командирском пункте вместе с капитаном Смирновым и с батальонным комиссаром Залканом.

В это время под прикрытием тумана иначали наступление немецкие войска. Сразу же с наступлением боя капитан Смирнов послал младшего политрука товарища Бойроченко в 63 взвод лейтенанта Сороки. Туман начал рассеиваться, и тут стала ясна картина боя. Вступил в бой и мой взвод. Патронов у нас было ограниченное количество. С тылами связь оборвалась. Я увидел, как упал сраженный вражеской пулей лейтенантСорока, младший политрук Байроченко. А бой все разгорался и ожесточался. Но силы были неравны, а нас становилось все меньше и меньше. Немец начал минометный обстрел и пустил в обход танки. Вот тогда я снова подполз к командирскому пункту и доложил, что у меня людей нет и защищаться нечем. Это был мой последний разговор с капитаном Смирновым и батальонным комиссаром Залканом перед их героической гибелью. Согласно полученному приказу я начал отходить с оставшимися тремя людьми к хутору. Обстрел был очень интенсивным,так как немцы двигались буквально по пятам. Я был в командирской форме, и на фоне открытой местности эта форма была видна. Я был ранен осколками мины и видел, как один немец на расстоянии 50-60 метров в меня прицелился,но я не мог предпринять никаких ответных действий. Он попал в руку , которой я закрыл голову. Дальше я пошел в открытую, а когда огонь усиливался, я ложился. Таким образом, раненый, потеряв много крови, я добрался до р. Тузлов, которую перешел, а там меня подобрали и отправили в Ростов в госпиталь».

А бой тем временем продолжался. И прояснить дальнейшую картину нам помогает письмо Макаренко Ф.Д. ученикам К-Бродской школы: «…Несмотря на то, что у немцев были танки, автоматы и пулеметы, а у курсантов лишь винтовки да гранаты, немцам не удалось прорвать оборону и завладеть х. Каменный Брод. Конечно же, победа в этом бою досталась немалой ценой. Она стоила жизни многих курсантов… Помню как после боя, рано утром 18 ноября (был густой туман) по заданию командования я вытащил из нейтральной полосы окоченевшие тела погибших ст. лейтенанта Смирнова, батальонного комиссара Залкана и еще нескольких курсантов и на одноконной подводе отправил в х. Каменный Брод для захоронения…А еще через несколько дней немцам удалось прорвать оборону у наших соседей слева и нам пришлось под угрозой окружения оставить х. Каменный Брод и отступить на Большой Лог…»

После боя высота, которую местные жители называли курганом «Бабачий», представляла страшную картину. Тела погибших курсантов были изуродованы гусеницами танков врага. Уцелевшие бойцы вместе с жителями хутора (и взрослыми, и детьми) собирали останки погибших. Кравченко Антонина Афанасьевна вспоминает, как вместе с Маловым Михаилом (учеником 4 класса) собирала убитых и раненых. Малов Миша подорвался на мине и погиб.Похоронили погибших курсантов тут же у Каменного Брода в братской могиле.

Главная площадь х. Каменный Брод носит имя боевого комиссара Залкана. Еще одна улица носит имя курсантов РАУ. Старожилы вспоминают, что когда-то в начале улицы была мемориальная таблица, объяснявшая название улицы. Сейчас эта улица самая красивая и ухоженная.

 

Нагибина Е.Н.

ПРЕЗЕНТАЦИЯ "ОДИН ДЕНЬ ВОЙНЫ НА КУРГАНЕ "БАБАЧИЙ", посвященная бою у х. Каменный Брод 17 ноября 1941 г.
Презентация112243543546.ppt.pps
Презентация Microsoft Power Point 6.1 MB

ОДИН ДЕНЬ ВОЙНЫ НА КУРГАНЕ «БАБАЧИЙ»

 

Война. Ноябрь, 41год-

Фашист на юг уж рвался,

Как зверь, из клетки,

Ростов занять, Кавказом завладеть,

А на пути сжигал он всё до щепки…

Но не сбылись его коварные мечты,

Не получил он с юга дани.

 

В донской степи на небольшом кургане,

Среди истерзанной земли

Курсанты РАУ на защиту встали,

К Ростову путь фашистам преградив.

 

Там на Бабачем, утро медленно вставало

И тучи серые по небу всё плыли,

А солнце тусклое едва лучом касалось

Донской, ещё непаханой земли.

 

Они стальной лавиной шли по полю

Они несли с собою кровь и смерть.

«Фашистская пехота за бронёю»-

Такою в батальоне была весть.

 

«Расчёты, по местам!»- «Готовы к бою»,

В окопах залегли бойцы…

А раньше чуть, минутою одною

Им вспоминались матери, отцы.

 

Уже свистели пули над главою,

Уже снаряды рвались тут и там.

«Бабачий» крепостью вдруг стал такою,

Где комсомольцы бились, вопреки смертям.

 

«Огонь!» - командовал расчётом Быков,

В ложбине взорвано скопление машин.

Заправщик загорелся, и по полю

Пополз воспламенившийся бензин.

 

Шесть танков уж пылали.

Огонь не прекращался ни на миг.

Ряды курсантов таяли.

Один живой сражался за двоих.

 

 

В кровавом поле боя убит комсорг

Погиб и командир Смирнов,

Умолк навеки пулемётчик Гриша,

Прервалась связь с полком,

Погиб связист их, Миша Колесов.

 

А немцы прут, атака за атакой!

Отброшена пехота от «пантер».

На поле боя пламенеет ярко

Уж не один стальной фашистский зверь.

 

И в трудные минуты боя,

Когда отпор фашистам не был дан,

Пришёл к курсантам, пригибаясь.

Всегда спокойный комиссар Залкан.

 

Находчивый, отважный, смелый,

Уверенность в бою он сохранял.

Хоть ранен в голову, и кровь течёт по телу,

Он продолжал быть в боевом строю.

В победу верил, не считался с смертью

И крепко Родину любил свою.

 

К закату день клонился, день тяжёлый…

Кровавый день, принесший горе, смерть.

Курсанты поднимались в бой суровый,

Чтоб вылить на врага души свободной месть

 

Собрав своё последнее оружие:

Гранаты в связках и бутылки все,

Скрываясь в перелесках и в дыму,

Они ползли навстречу танкам,

Забрасывая связками гранат их на ходу.

 

Последний и смертельный бой окончен.

Фашисты на высотку не ворвались.

Пылающие танки, гарь и копоть,

Тела убитых, раненых остались.

 

А чуть рассвет забрезжил на кургане,

Картина боя страшная видна:

Орудий изуродованных останки,

Изрытая снарядами земля.

 

 

И каждый пятый там курсант лежит,

Лежит безусый, молодой, красивый,

Отдавший жизнь стране родной.

 

Их было более трёх сотен-

В живых осталось только три:

Руссейкин, Гордиенко и Капустин-

Вот трое тех, кто жив.

 

А остальные, как герои,

В тяжёлом и неравном том бою

Отдали жизни все свои

За землю русскую свою.

 

 

Чеботарёва Валя, 14 лет

  

СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ "КОМСОМОЛЕЦ" "СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ"
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ».docx
Microsoft Word документ 16.2 KB
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ "КОМСОМОЛЕЦ" "У КАМЕННОГО БРОДА"
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ».docx
Microsoft Word документ 15.7 KB
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ "КОМСОМОЛЕЦ" "ПАТРИОТЫ ИЗ КАМЕННОГО БРОДА"
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ».docx
Microsoft Word документ 16.0 KB
Светлой памяти курсантов, командиров и политработников 1-го Ростовского артиллерийского училища, героически павших при защите Ростова-на-Дону в ноябре 1941 года, посвящается...
Светлой памяти курсантов РАУ, посвящаетс
Microsoft Word документ 242.5 KB
Досрочный экзамен. (Курсанты военных училищ в боях за Ростов-на-Дону в 1941 году).
Досрочный экзамен.doc
Microsoft Word документ 53.0 KB

ВТОРАЯ ОККУПАЦИЯ ХУТОРА

ФАШИСТСКИМИ ЗАХВАТЧИКАМИ.

Второй раз фашисты захватили наш хутор, когда шли на Сталинград в июле 1942 года. Вновь вблизи х. Каменный Брод советские воины столкнулись с вражескими танками .Жители хутора под страхом смертной казни спасали раненых, перевязывали их, прятали, кормили.

Каменнобродцы ,как весь народ, в то тяжелое время помогали ковать Победу. Они рыли окопы,противотанковые рвы, угоняли в тыл скот. Женщины и подростки работали в полях на тракторах, пахали, сеяли, убирали хлеб.

Освобождение хутора совпадает с датой освобождения от фашистских захватчиков г. Ростова- на– Дону- 14 февраля 1943 г.

 

Нагибина Е.Н.

СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ "КОМСОМОЛЕЦ" "УСТАНОВИЛИ КРАСНЫЕ СЛЕДОПЫТЫ"
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ».docx
Microsoft Word документ 15.9 KB

Письмо с фронта нашего хуторянина Кульбакова П.Е.

своей супруге.

Это было первое и последнее письмо, которое получила семья Петра Ефимовича. Остальные письма не дошли

Письмо с фронта

от Кульбакова Петра Ефимовича

(отца Кульбакова Александра) своей супруге Катерине Иосифовне (копия). Письмо пущено1942 года, 30 мая!

Заочно здравствуйте многоуважаемая Катерина Иосифовна неизменная жена Катя. Я посылаю тебе свой привет и горячий поцелуй. Катя я уже послал 30 писем. А от тебя ни одного не получил. Как дальше быть не знаю. Катя, я сейчас нахожусь в армии. Катя, как только получу твое письмо, так пошлю справку, по которой будешь получать помощь. Катя, я бы давно тебе послал ну не знаю вы там живы или нет. Катя,как получишь мое письмо спеши писать мне. Катя, хотя бы 2, 3, 4, 5 слов. Чтобы я был очень рад. Катя, у меня уже вся голова белая, только потому, что не получаю письма от вас. Не знаю вы там живы или нет. Катя, как можно больше писать письма и чаще. Дорога длинная 3000 километров. Мой адрес: Молотовская область, Кунгурский район, почтовый ящик № 93, литер И.

Катя, как получишь мое письмо спеши писать мне. Катя,передай моим детям добрый день. Катя, мама Шура, Коля, Нюся, Наде, Васи, Вале, Алке, Маруси. Катя, передай бабушке Степаниды, Славе, Анны Петровны мой горячий привет Степаниды Михайловны.

И с тем пока до свидания.

Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю. Катя, прошу не забывай меня. Я Ж И В.

 

  Фотография была сделана 9 мая 1945 года
Фотография была сделана 9 мая 1945 года

О ГРИБОВОЙ ВАРВАРЕ ФЕДОТЬЕВНЕ

Родилась Варвара Федотьевна (в хуторе ее привыкли называть Федоровна, так она решила представиться перед своими учениками, когда пришла на первый свой урок) родилась 17 декабря 1925 года в х. Каменный Брод. В 1933 году она поступила учиться в 1 класс в своем хуторе (тогда у нас работала начальная школа). В это время в нашей стране была страшная голодовка, не обошла стороной она и хутор Каменный Брод. Как рассказывает Варвара Федотьевна: « Мама давала мне с собой на весь день одну печеную луковицу и один, тоже печеный, корень пастернака. Но иногда в школе для детей был праздник- нам выдавали по одной тоненькой- тоненькой пышке, чтобы дети не погибли от голода». Начальную школу она закончила на отлично с похвальной грамотой. А 1 сентября 1937 года пошла учиться в 5 класс в станицу Грушевская (ходили каждый день туда и обратно пешком), где тоже показывала свои знания на отлично. В 6-й же класс вместе с 6-ю товарищами она училась в Буденовке (в то время там уже была неполная средняя школа). Все шестеро товарищей вскоре не выдержали и бросили учебу. А Варвара Федотьевна продолжила ходить в школу уже одна, хоть было и очень страшно, признается она, возвращаться по темноте домой. Но и ей пришлось оставить учебу уже в 7-м классе, потому что износились ботинки, купленные мамой на «толкучке». Просто так сидеть дома ей не пришлось, она пошла работать учетчицей в бригаду. На ее счастье уже на следующий год (1940) в Каменном Броду тоже открыли неполную среднюю школу (НСШ-7-летняя), где она уже спокойно с отличием и опять же с похвальной грамотой закончила 7-й класс. Варвара Федотьевна вспоминает: « И вот сидим мы в школе готовимся к выпускному вечеру и мечтаем с подругой, что поедем в город Шахты поступать в педучилище, выучимся и приедем в родной хутор работать учителями и вдруг слышим на улице крики: «Война началась! Война началась!»- это отец Кузнецовой Любови верхом на лошади разносил по хутору эту страшную весть». Наступили суровые военные годы. Еще совсем девчонкой пришлось ей вместе со взрослыми рыть противотанковые рвы, за много километров таскать на себе тяжеленный лом. Помогала она спасать раненых советских солдат во время оккупации(1942- 1943 гг.), они с мамой прятали их у себя в подвале, обрабатывали раны, кормили. В феврале 1943 года немцев от Ростова н/Д погнали, стало немного легче, и Варвара Федотьевна сразу же поступила в педучилище г. Ростова –на- Дону, которое успешно закончила в 1946 году. Поступила работать в п. Октябрьский Аксайского района, набрала 1 класс- 40 учеников. Но в 1948 г.(как когда то и мечтала) приехала работать в свой родной хутор, где тоже набрался 1-й класс- 45 учеников. Проработала в школе Варвара Федоровна 30 лет. Многих научила читать и писать, до сих пор ее выпускники любят и помнят, шлют приветы и приглашают на вечера встреч. Сейчас проживает Варвара Федотьевна со своим сыном Петром в нашем хуторе, ходит в церковь, выступает перед школьниками и пользуется огромным уважением среди односельчан.

 

Нагибина Е.Н.

 

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

Нелегок был путь восстановления в послевоенный период для тружеников. Но колхозники работали не покладая рук. Несмотря на неоднократные засухи и неурожаи, земледельцы колхоза «Заветы Ильича» добивались успехов, восстанавливали и развивали свое хозяйство.

В 1957 году колхоз «Заветы Ильича» вошел в состав колхоза имени Чапаева с центральной усадьбой в с. Кутейниково. А в х. Каменный Брод создали бригады № 5 и № 6 этого колхоза.

С 1985 года по 1980 годы председателем колхоза был Мироненко М.А., а далее Яковчук И.М.

За эти годы колхоз им. Чапаева расцвел, стал одним из передовых в районе , Члены колхоза были много раз премированы. Некоторые за добросовестный труд были награждены орденами Трудового Красного знамени (Рассказов С.И., Персиянова Н.Н.). Неоднократно колхозники были делегированы в Москву на ВДНХ (выставка достижений народного хозяйства).

 

Нагибина Е.Н.

СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ "КРЕСТЬЯНИН" "РАБОТА НАД ОШИБКАМИ"
СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КРЕСТЬЯНИН».docx
Microsoft Word документ 19.8 KB

Подвиг курсантов Ростовского артиллерийского училища

при обороне города Ростова-на-Дону

17 - 20 ноября 1941 года

у хутора Каменный Брод

Родионово-Несветайского района

Ростовской области

 

              Впервые курсанты в военной форме с латунным тёмно-бордовым значком-ромбом, на котором были скрещены между собой два артиллерийских ствола, стали появляться на улицах города Ростова-на-Дону в 1937 году. Рядом с площадью имени В.И. Ленина на одноимённом проспекте в Ворошиловском районе было образовано военное Ростовское артиллерийское училище.

           С 1939 года военное училище было переведено на подготовку командиров артиллерийских батарей противотанковой артиллерии. Учиться было трудно, так как весь уклад курсантской жизни ежедневно требовал больших затрат физической энергии. Но сильный дух ребят помогал им стойко преодолевать все трудности. Подавляющее большинство курсантов гордо носили на груди знак «За отличную артиллерийскую подготовку и стрельбу». Несмотря на свою молодость, курсанты хорошо понимали, что война рано или поздно, с фашисткой Германией, но будет. И врага надо учиться бить.

 

           Наступило лето 1941 года. Настала година тяжелейших испытаний. Фронт приближался к городу Ростову-на-Дону. Курсанты активно участвовали в строительстве оборонительных укреплений вместе с мирными жителями города, в борьбе с немецкими диверсантами, парашютными десантами противника.

            Во второй половине сентября месяца был сформирован 3-й отдельный курсантский стрелковый полк в составе 2-х батальонов Ростовского артиллерийского училища и батальона Ростовского военно-политического училища. Командиром полка был назначен полковник Д.П. ЯКОВЛЕВ, который вскоре был отозван в город Москву, а вместо него командиром стал полковник ПОПОВ – старший преподаватель кафедры тактики училища. Военным комиссаром полка был назначен батальонный комиссар Михаил Абрамович ЗАЛКАН. До войны он преподавал в Ростовском педагогическом институте, где ему приходилось читать студентам курс политэкономии, был проректором заочного отделения. С первых дней войны был мобилизован в Красную Армию и направлен старшим преподавателем в Ростовское артиллерийское училище (РАУ-1).

          Полк находился во втором эшелоне обороны города в постоянной готовности к переброске на угрожающие участки фронта. В ночь с 4 на 5 октября 1941 года военное училище подняли по боевой тревоге. Курсантам выдали винтовки, противотанковые гранаты, бутылки с зажигательной смесью, ящики с боеприпасами. На плацу были построены 2 батальона РАУ, каждый из которых состоял из 3-х курсантских рот. Кроме того, каждой роте придавался взвод пулемётчиков из числа курсантов, а каждому батальону – по одной батарее 76-мм противотанковых пушек образца 1930 года (4 орудия).

 

Перед курсантами, уходящими на фронт, выступило командование РАУ: начальник училища - комбриг РУМЯНЦЕВ и военный комиссар – бригадный комиссар ТРУБНИКОВ. Они объяснили создавшуюся на фронте обстановку: 1-я немецкая танковая армия генерал-полковника Э. фон КЛЕЙСТА (более 300 лёгких и тяжёлых танков) вторглась в пределы Ростовской области. Была поставлена боевая задача – мужественно и стойко защищать Родину, беспощадно бить врага, до конца выполнить свой воинский долг.

             Был доведён приказ о переводе 3-го отдельного курсантского стрелкового полка в прямое подчинение командованию 56-й Отдельной армии. С этого времени полк использовался на самых ответственных участках фронта, там, где возникала реальная угроза прорыва нашей обороны противником. Именно такая опасность возникла в районе хутора Каменный Брод Родионово-Несветайского района Ростовской области.

           Батальоны курсантов отправили в район сосредоточения. Практически весь состав военного училища – 1.427 человек ушли из казарм и никогда туда уже не вернулись. В спешном порядке уходили курсантские подразделения вверх по проспекту Октября (ныне проспект Михаила НАГИБИНА) на север в сторону сёл Чалтырь и Большие Салы Мясниковского района Ростовской области.

 

            Совершив марш-бросок из района сосредоточения села Чалтырь и прибыв на место 8 ноября 1941 года, 3-й отдельный курсантский стрелковый полк с батареей противотанковых пушек занял оборону в полосе село Щепкин – хутор Каменный Брод вдоль речки Тузлов. Расквартированы курсанты были по домам хуторян. Вместе с населением днём занимались строительством оборонительных укреплений, рыли окопы, проводили разведку местности. Несколько оборонительных линий проходило прямо через хутор Каменный Брод. Грамотно произведя инженерные работы, они умело замаскировали свои боевые порядки. Противотанковые орудия были установлены на танкоопасных направлениях противника. Остатки двух противотанковых рвов сохранились до наших дней: за речкой Тузлов и за центральной улицей Первомайской.

             Вечером 15 ноября 1941 года состоялось комсомольское собрание полка. Военный комиссар полка - батальонный комиссар М.А. ЗАЛКАН призвал курсантов стойко оборонять рубеж, беспощадно уничтожать врага, не дать ему возможности продвинуться к городу Ростову-на-Дону. На собрании выступил комсорг батальона младший политрук Виктор БАЙРАЧЕНКО. Он сказал: « Не допустим оккупантов к Дону! Будем сражаться до последнего вздоха! ».

            Появление полка на этом участке фронта не осталось не замеченным для противника. Несколько дней немцы не проявляли активности: с нашей и их стороны велась разведка.

            16 ноября командир полка полковник ПОПОВ вызвал к себе лейтенанта ДРОБОТА и поставил ему задачу: небольшой группой проникнуть на хутор Кирбитово ( 7 км от места дислокации полка) и захватить там немецкого «языка», чтобы выяснить, какими силами располагает противник и сколько у него танков. В разведку были отобраны наиболее сильные, выносливые, хорошо подготовленные курсанты: Юрий ГОРЛОВ, Михаил ГУЛЕВСКИЙ, Алексей КОЛЕСНИЧЕНКО, Павел МЕШЕЧКИН, Сергей ОРЕХОВ, Борис ПУШКОВ, Александр РУСЕЙКИН, Владимир ТАРАСОВ. С наступлением темноты группа ушла в тыл противника. Добравшись до хутора, разведчики залегли у обочины дороги. Ждать пришлось недолго: с включённой фарой по дороге ехал мотоцикл. П. МЕШЕЧКИН метким выстрелом сразил водителя. Второй немец, опомнившись, вскочил и пытался бежать, но был тут же сбит сильным ударом В. ТАРАСОВА. Возвращаясь с задания, курсанты были обстреляны немецким патрулём. Воспользовавшись этим обстрелом, пленный предпринял попытку сбежать, но был убит. Группе разведчиков было приказано остаться среди нашего боевого охранения и возобновить поиск на следующую ночь, но в разведку идти не пришлось.

            Накануне боя в ночь с 16 на 17 ноября командир взвода лейтенант Борис СОЛОВЬЁВ с частью курсантов также ходил в разведку с целью взять пленного и узнать время наступления противника. Было известно, что на данном участке местности действовали не только немецкие воинские части, но и итальянские, и будут скоро наступать. Соседи слева от взвода Б. СОЛОВЬЁВА, располагавшиеся за 5-м Курганом, завязали бой с противником, чтобы отвлечь его от действий разведывательной группы. В тот период топографических карт не было, а если и были, то несколько не соответствовали местности, группа отклонилась от маршрута и вышла на огневые позиции противника, попала в засаду, но благополучно вернулась, только без пленного.

               Перед рассветом 17 ноября взвод лейтенанта Б. СОЛОВЬЁВА начал окапываться на правом склоне кургана Бабачий, а взвод лейтенанта Я. СОРОКИ расположился левее и несколько выдвинулся вперёд. Успели сделать только индивидуальные ячейки, как наступил рассвет, причём с туманом. В это время под прикрытием тумана и начали своё наступление немецкие войска. Передовые посты наблюдения обнаружили более 100 немецких танков. Одна их часть, развернувшись в боевой порядок, шла на курган Бабачий, подступы к которому и непосредственную оборону осуществляла рота курсантов 1-го батальона РАУ численностью 74 человека.

             Завязался неравный и непрерывный бой. Наспех отрытые ячейки плохо укрывали курсантов от губительного огня орудий, миномётов и танковых пулемётов. Воздух сотрясался от беспрерывных взрывов снарядов. Ураганный огонь врага не утихал ни на минуту, казалось, что трудно будет остановить стальную армаду фашистов. Сразу же с наступлением боя командир роты капитан Александр СМИРНОВ (получивший воинское звание накануне данных событий) послал младшего политрука В. БАЙРАЧЕНКО во взвод лейтенанта Я. СОРОКИ. Туман начал рассеиваться и тут стала ясна картина боя.

             Смело, вступив в бой, курсанты отсекли от танков немецкую пехоту и вынудили её залечь на поле боя. В первой же атаке враг потерял 6 танков и десятки своих солдат. Курган стал крепостью в степи. Через полчаса немцы предприняли следующую атаку. Сражённый осколком мины, пал командир роты капитан Александр СМИРНОВ, так спокойно и отважно руководивший боем курсантов с врагом. Командование ротой принял на себя командир взвода лейтенант Я.М. СОРОКА. Вскоре погиб и он. Его сменил комсорг батальона младший политрук Виктор БАЙРАЧЕНКО. Через некоторое время он был убит вражеской пулей. Прямым попаданием снаряда было повреждено единственное артиллерийское орудие, прикрывавшее левый фланг роты. Под огнём немецких танков и бомбовыми ударами самолётов замолчал пулемёт лейтенанта Бориса СОЛОВЬЁВА, прикрывавший правый фланг роты. А бой всё разгорался и ожесточался. Но силы были неравны, защитников кургана становилось меньше и меньше. Немцы начали миномётный обстрел и пустили свои танки в обход кургана.

            Орудие лейтенанта БЫКОВА находилось в глубине обороны, в засаде, замаскированное соломой. Его немцы не обнаружили, поэтому и направили туда по просёлочной дороге свою колонну автомашин с горючим и боеприпасами. Не подозревая об опасности, немецкие водители остановились для заправки боевых машин. По бензовозу открыл огонь из орудия наш артиллерийский расчёт. Взрыв бензозаправщика прогремел оглушительно. К небу взлетел огромный огненный столб. Тут же загорелись ещё несколько автомашин. Колонна была частично уничтожена и рассеяна. В этом бою погиб весь артиллерийский расчёт лейтенанта БЫКОВА.

             Несмотря на значительное превосходство противника в технике и живой силе, курсанты выполняли свой воинский долг и приказ командования, сражались стойко. Но ряды мужественных защитников кургана сильно редели. Погибла часть личного состава и орудий. А враг бросал в очередные атаки свежие силы. Когда сложилось критическое положение в обороне, на самый опасный её участок, район кургана Бабачий, прибыл военный комиссар полка батальонный комиссар М.А. ЗАЛКАН. Член КПСС с 1919 года, ветеран гражданской войны. Этот человек был душой коллектива, он умел увлечь за собой курсантов. В любой обстановке, даже когда ему угрожала смерть, продолжал вести себя спокойно и личным примером воспитывал у ребят мужество и храбрость. Появление военного комиссара в рядах защитников кургана придало им бодрость духа. Он быстро и решительно организовал рациональную оборону кургана оставшимися силами.

            Оборвалась связь с тылом. Патронов было ограниченное количество. Теперь остатки роты были окружёны со всех сторон. В живых оставалось около 40 человек, да и те были почти все ранены. Наскоро перевязав раны, превозмогая боль, курсанты продолжали защищаться. Скоро вышел весь запас патронов. Винтовки и пулемёты замолчали. И фашисты осмелели. На героев двинулись танки… Чёрные от копоти, оглохшие от беспрерывных разрывов снарядов, воздушной бомбардировки, курсанты применили последнее своё оружие, которое у них оставалось, – противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью.

             Только ценой собственной жизни можно было остановить немецкие танки. И они делали это. Используя складки местности, скрываясь в дыму от горящих машин, курсанты ползли навстречу вражеским танкам, забрасывали их противотанковыми гранатами, бутылками с зажигательной смесью. При этом многие из них сами погибали. Так геройски погиб в возрасте 21 года москвич курсант Георгий ЛУНЬКОВ.

              Батальонный комиссар Михаил ЗАЛКАН был ранен в голову, кровь заливала его лицо, но продолжал руководить боем. Ни один курсант не отступил перед врагом.

              О том, каким ожесточённым был тот бой, как стойко оборонялись курсанты, говорит следующий факт: из 72-х курсантов, мужественных защитников позиций в районе кургана Бабачий, в живых осталось 8 курсантов.

 

                Некоторые подробности после боя описывает в своих воспоминаниях 1972 года, оставшийся в живых один из командиров взводов курсантов, майор в отставке, Борис Евграфович СОЛОВЬЁВ: « Где-то во-второй половине дня, оглушённый разрывом мины во время боя, я подполз к командирскому пункту и доложил, что у меня во взводе людей нет и защищаться нечем. Согласно полученному приказу командира полка я начал отходить с оставшимися в живых несколькими курсантами к хутору Каменный Брод. Обстрел группы был очень интенсивным, немцы двигались буквально по пятам. Они вели автоматный и миномётный огонь. У меня был пистолет с оставшимися тремя патронами. Я был в командирской форме и на фоне белоснежной открытой местности она была хорошо видна. Так как я был ранен осколками мины, передвигался не быстро, поэтому отправил курсантов вперёд. Когда я увидел, как один из немцев на расстоянии 50-60 метров прицелился в меня из винтовки, чтобы выстрелить, я не мог предпринять никаких ответных действий. Только закрыл рукой голову, пуля попала в руку. Кто-то подстрелил моего преследователя. Дальше я пошёл в открытую, а когда огонь усиливался, я ложился на землю. Имел много дырок в шинели и шапке.

            Таким образом, раненый и потерявший много крови, я добрался лощиной до речки Тузлов, которую перешёл, а там меня подобрали и отправили в госпиталь в город Ростов-на-Дону. Потом переправили в город Батайск и оттуда с последним поездом был отправлен в госпиталь города Кисловодска».

 

             С наступлением темноты бой затих. Но оборона продолжалась. Не считаясь с большими потерями в технике и живой силе, несмотря на стойкое сопротивление курсантов, враг не унимался. Командиру полка полковнику ПОПОВУ поступил приказ: «Полку продержаться ещё 3 часа». Три долгих часа в этом кромешном аду. Но приказ есть приказ, отдать его вынудила сложившаяся обстановка. Сбитые со своих боевых позиций подразделения одной из наших стрелковых дивизий отходили в сторону города Новочеркасска. Курсантский полк должен был прикрыть их отход.

           - Передайте, товарищ курсант, что полк приказ выполнит, - твёрдо произнёс командир полка. Выбравшись из укрытия командного пункта, юный связист Михаил КОЛЕСОВ, которому было 17 лет, побежал в тыл. Курсанты увидели, как рядом с ним разорвалась мина, Михаил больше не поднялся.

 Чтобы сдержать натиск противника на левом фланге полка, командир выдвинул вперёд крупнокалиберные пулемёты. Из одного из них вёл огонь старший лейтенант АНАНЬЕВ. До сотни немецких солдат и офицеров уничтожил в том бою отважный офицер, за что был удостоен высокой награды Родины – ордена Красного Знамени.

             В течение вечера и ночи с 17 на 18 ноября 1941 года противник подтянул в район хутора Каменный Брод 60-ю мотострелковую дивизию - до 200 автомашин с пехотой, сосредоточил основные силы 14-й танковой дивизии – около 100 танков и бронемашин.

              Противнику удалось вклиниться в оборону полка. Однако, понеся большие потери, он продвинуться вглубь обороны курсантских батальонов не смог. Несмотря на то, что у немцев были автоматы и миномёты, танки, а у курсантов лишь винтовки да гранаты, немцам не удалось прорвать оборону и завладеть хутором Каменный Брод.

 

 

             Из воспоминаний участника боя на кургане Бабачий, бывшего курсанта МАКАРЕНКО Фёдора Дмитриевича: «…Помню как после боя, рано утром 18 ноября 1941 года (был густой туман) по заданию командования я вытащил из нейтральной полосы окоченевшие тела погибших: батальонного комиссара М.А. ЗАЛКАНА, капитана А.А. СМИРНОВА и ещё нескольких курсантов и на одноконной подводе отправил в хутор Каменный Брод для захоронения…».

 

              После боя высота на кургане представляла собой страшную картину. Тела погибших курсантов были изуродованы гусеницами танков врага, их трудно было опознать…. Уцелевшие бойцы другой роты вместе с жителями хутора (взрослыми и детьми) собирали останки погибших и на подводах свозили их в хуторскую церковь. В виду морозной погоды погибших курсантов РАУ и немецких солдат 60 мотострелковой дивизии Вермахта сразу похоронить не смогли, поэтому хуторские казаки поставили (в буквальном смысле слова) окоченевшие трупы в помещение Петропавловской церкви. Весной 1942 года погибшие курсанты были захоронены тут же в братской могиле.

 

             19 ноября 1941 года, перегруппировав свои силы, немцы завязали бой с соседом слева, где им удалось прорвать фронт. Создалась угроза захода танков противника в тыл курсантским батальонам РАУ. Пришлось срочно завернуть левый фланг и занять круговую оборону. Курсанты скорее были готовы умереть, чем отступить. Командир полка полковник ПОПОВ так и сказал: «Там где стоит курсант РАУ - враг не пройдёт!». Об отступлении действительно не думал никто. Углубляли окопы, готовились к обороне в окружении. Комсомольцы твёрдо знали: нужно, во что бы ни стало задержать врага. Это даст возможность нашим войскам отойти в полном порядке на новые рубежи. Конечно же, победа в этом бою досталась немалой ценой. Она унесла жизни ещё 346 курсантов.

 

            Вечером 20 ноября 1941 года, когда враг вплотную подошёл к городу Ростову-на-Дону, на заседании Военного Совета 56-й Отдельной армии был подписан приказ № 034, в котором предусмотрительно закреплялся маршрут отхода и переправы на левый берег реки Дон для 3-го отдельного курсантского стрелкового полка 1-го РАУ: через посёлки Щепкин, Орджоникидзе, Аксайскую переправу через реку Дон по плашкоутному мосту и далее в станицу Ольгинскую.

 

              Курсантские жизни на ход движения немецких войск не повлияли – город Ростов-на-Дону 21 ноября 1941 года был сдан противнику.

 

К этому времени противнику удалось перерезать шоссе между городами Новочеркасском и Ростовом-на-Дону. Для вывода из боя оставшихся в живых курсантов полка была назначена группа прикрытия во главе с курсантом А.В. РУСЕЙКИНЫМ. Продвигаясь по указанному маршруту в направлении на станицу Аксайскую, группа натолкнулась на немецкий заслон. Его-то и предстояло сбить. На прорыв через него курсанты шли цепями. Но вскоре в район прорыва подошли танки противника, которые открыли пушечный и пулемётный огонь по ним. Впоследствии очевидцы рассказывали, что курсанты так и лежали цепями, сражённые пулями и осколками снарядов.

            Так в неравной, жестокой схватке с врагом погибли многие курсанты РАУ-1, но обеспечили отход наших войск на подготовленные оборонительные рубежи. К месту сбора в станицу Ольгинскую прибыло около 80 человек из 1.427 всего личного состава 3-го отдельного курсантского стрелкового полка. Всем им в дальнейшем были присвоены офицерские звания. Ростовское артиллерийское училище было эвакуировано в станицу Воронцово-Александровскую Ставропольского края. Выпускники РАУ-1 достойно воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Все они, в дальнейшем командуя воинскими подразделениями, а затем и частями, продолжали защищать Родину. Бои под городом Ростовом-на-Дону в ноябре 1941 года стали для них великой школой мужества.

 

              Так, один из них, лейтенант А.В. РУСЕЙКИН был направлен в 339-ю Ростовскую стрелковую дивизию командиром 6-й орудийной батареи. Батарея, которой он командовал, повторила подвиг артиллеристов лейтенанта Сергея ОГАНОВА. 21 июля 1943 года полк, в котором сражался лейтенант А.В. РУСЕЙКИН, занял оборону. Показались немецкие танки и пехота. Они подошли так близко, что на их бронированных плитах уже можно было различить свастику. Бой приняли артиллеристы истребительной противотанковой батареи, которые метким огнём уничтожали машины противника. Немцы обнаружили батарею и обрушили на неё огонь своих танков. Но правильно организованная оборона каждого номера расчёта позволила выиграть этот неравный бой. Было подбито 18 танков противника.

           За героизм и мужество, проявленные в боях с немецкими захватчиками на фронтах Великой Отечественной войны, майор Александр Васильевич РУСЕЙКИН был награждён 3-мя орденами Отечественной войны, 2-мя орденами Красной Звезды и многими другими боевыми медалями.

 

           Курсанты, 1919-1924 гг. рождения, смогли только на 3 дня, с 17 по 20 ноября 1941года, приостановить движение 1-й танковой армии под командованием генерал - полковника Э. фон КЛЕЙСТА и полевой армии генерал - фельдмаршала Э. фон МАНШТЕЙНА. Западный берег реки Миус, курган Бабачий и хутор Каменный Брод стали для многих курсантов последним рубежом между жизнью и смертью.

 

             В боях за оборону города Ростова-на-Дону у хутора Каменный Брод погибли офицеры и курсанты РАУ-1:

- ЗАЛКАН М.А. - батальонный комиссар, военный комиссар полка

- БАЙРАЧЕНКО В.А. - комсорг батальона, младший политрук

- СМИРНОВ А.А. - капитан, командир роты

- СОРОКА Я.М. - старший лейтенант, командир взвода

- БЫКОВ - командир взвода, лейтенант

Курсанты:

- ВАСИЛЬЕВИЧ В.И. - МАКАРОВ А.С.

- ВЫРОДОВ С.П. - МИЮСОВ В.А.

- ДЗОЗГЕВ И.М. - МОЛИБОГА М.

- ДЖОКАЕВ С.О. - МОСТОВОЙ Н.Е.

- ЗОЗУЛИН А.И. - НОГА А.И.

- КЛИМОВ М.И. - НОСАЧЁВ С.

- КОЛЕСОВ М. - НЕМЦОВ С.А.

- КОРЯКИН И.Н - ПОЛЕХА Н.Ф.

- ЛУНЬКОВ Г. -ЧЕРНИКОВ Н.А.

 

          За мужество и отвагу проявленные в боях у хутора Каменный Брод 22 курсанта РАУ-1 были награждены орденами и медалями, а в начальный период войны награждения были большой редкостью. Это наглядно свидетельствует о той важной роли в обороне города Ростова-на-Дону, которую сыграли в этой кровавой драме курсантские батальоны, своей жизнью обеспечив выполнение поставленной боевой задачи.

 

            Огромные потери, которые понесли курсантские батальоны в боях под городом Ростовом-на-Дону, имеют свои причины.

           В то время подготовка курсантов была однобокой и не отвечала запросам военного времени. Историк Владимир АФАНАСЕНКО указывает, что «в пехотных и артиллерийских училищах мало внимания уделялось тактике ведения оборонительных действий, взаимодействию с другими родами войск, организации управления и тылового обеспечения, стрельбе с закрытых позиций и прямой наводкой, особенно по бронеобъектам, неоправданно много времени уделялось конной, строевой подготовке в ущерб огневой и тактической».

             Поражающая способность тех пушек, которые находились на вооружении у курсантских батарей, по мнению специалистов, была низкой. Стоит отметить, что ещё в 1940 году Начальник управления вооружения наземной артиллерией Главного артиллерийского управления, военный инженер первого ранга Василий ЛИПИН, после испытаний 45-мм пушки писал в своей докладной записке, что «45-мм противотанковая и 76-мм пушка образца 1930 года не могут вести успешной борьбы со средними и тяжёлыми танками с бронёй более 50 мм. Борьбу с такими танками могут вести 76-мм зенитная пушка образца 1938 года, 107-мм пушка М-60, 152-мм гаубица образца 1938 года».

            Но к рекомендациям В. ЛИПИНА не прислушались, судьба его трагична: 5 июля 1941 года он был арестован с формулировкой: «участник антисоветского заговора, проводивший вредительскую работу, направленную на срыв вооружения Красной армии» (из книги Вячеслава ЗВЯГИНЦЕВА «Трибунал для героев») и расстрелян в числе 25-ти генералов в начале войны.

            С осени 1943 года будет выпускаться новая модифицированная 45-мм пушка, значительно превосходящая по своим характеристикам пушку образца 1930 года. Но курсанты её уже не увидят – свой первый и последний бой они вели на устаревших орудиях, которые один за другим были уничтожены немецкими лёгкими и тяжёлыми танками.

 

            В 1960 году останки 72-х курсантов и их командиров (всего 75) были перенесены в братскую могилу на центральной площади хутора Каменный Брод. Имена многих неизвестны. В названиях улиц и площади хутора увековечена память павших героев:

площадь имени М.А. ЗАЛКАНА, улица А. А. СМИРНОВА, улица Курсантов РАУ, переулок Н.Е. МОСТОВОГО.

              На средства колхозников и комсомольцев местной артели имени В.И. ЧАПАЕВА на братском захоронении был воздвигнут величественный памятник курсантам Ростовского артиллерийского училища. В 1965 году на братской могиле курсантов был установлен новый памятник «Солдату Великой Отечественной» - «Светлой памяти курсантов, командиров и политработников 1-го Ростовского артиллерийского училища, героически павших при защите города Ростова-на-Дону в ноябре 1941 года». Посадили голубые ели, которые свято хранят покой наших героев. По мере обрушения памятник регулярно ремонтировался, плиты с фамилиями курсантов обновлялись.

 

              18 ноября 1972 года на хорошо просматриваемой высоте в 2-х км к востоку от места боя за хутором Каменный Брод, где 17-20 ноября 1941 года располагались основные силы 3-го отдельного курсантского полка, на высоком пьедестале установлена противотанковая пушка-ЗИС-3 – как символ мужества и отваги бойцов Красной Армии. «Курсантам - артиллеристам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины 1941-1945 гг.».

           В то время единственная дорога проходила именно около этой высоты и хуторяне хотели, чтобы памятник героям - защитникам донской земли был виден всем проезжающим и легко доступен, желающим почтить память погибших курсантов.

             Это памятник героям - курсантам, защитникам ростовской земли. Всего их было 1.427 человек. Из них к 21 ноября 1941 года в строю осталось только 80 человек !!!

 

             В 90-е годы памятник сильно пострадал. В 2000-х он был восстановлен директором ООО «Каменный Брод» КОРЯКОВЦЕВЫМ Владимиром Александровичем. В 2009 году Некоммерческое Партнёрство "ЮЖАРХЕОЛОГИЯ" взяло этот памятник на попечение. Восстановили памятную доску, привели в порядок прилегающую территорию.

 

В честь подвига курсантов РАУ в оборонительных боях за город Ростов-на-Дону одна из его улиц названа Краснокурсантской в Ворошиловском районе.

 

          7 мая 1972 года был открыт мемориал «Артиллерийский курган» ( курган Бербер-Оба ) как символ мужества и отваги советских воинов. Расположен он в 2-х км западнее от села Большие Салы, от шоссе «Ростов – Родионово-Несветайское» к монументу въётся асфальтированная дорога. Она позволяет подойти к памятнику Вечной славы. На месте беспримерного боя артиллеристов с немецкими танками сооружён высокий бетонированный постамент с установленным на нём противотанковым орудием.

            Постамент несколько наклонен в сторону, откуда шёл враг. Вместе с бетонными надолбами, наклонёнными в ту же сторону, он символизирует неприступность рубежа, занимаемого артиллеристами.

            «Артиллерийский курган» - имеет право так называться, так как это памятник всем артиллерийским частям, принявшим на себя удар немецкой армии в конце ноября 1941 года, в том числе и героям - курсантам, защитникам ростовской земли.

              Артиллерия 17-20 ноября 1941 года под сёлами Генеральским, Большими Салами, Несветай и хутором Каменный Брод сыграла большую роль в обороне на подступах к городу Ростову-на-Дону. Первые захоронения там были не только артиллеристов батареи С. ОГАНОВА и курсантов РАУ, но и других воинов, павших на поле боя в те дни в этих окрестностях.

              Выпускники 1-го РАУ, оставшиеся в живших после боя на хуторе Каменный Брод и достойно воевавшие потом на фронтах Великой Отечественной войны:

 

- АМБАРЦУМЯН Владимир Давидович, полковник, выпускник РАУ-1 июня 1941 г. Геройски воевал под городом Москвой;

- БОРИСЕНКО Семён;

- БАГЛАЕВ Юрий Андреевич;

- ДОСЕВ Г.Ф., геройски погиб в 1944 году;

- ЕРИЛКИН Михаил Яковлевич;

- КАЛИНИЧЕНКО Владимир Евдокимович;

- КЛЮЧНИКОВ Николай Тарасович, майор;

- КОЛЕСНИЧЕНКО Алексей Никифорович;

- МАКАРЕНКО Фёдор Дмитриевич;

- ОРЕХОВ Сергей Яковлевич, выпускник РАУ 1942 года, капитан, командир огневого взвода истребительного противотанкового артиллерийского полка, ставший 24.3.1945 г. Героем Советского Союза. С 1950 г. работал доцентом в Ростовском государственном институте (ЮФУ), кандидат геолого-минералогических наук. Умер в 1995 г.

- ПЕТИКИН Павел Иванович, выпускник РАУ 1942 года, старший лейтенант, командир артиллерийской батареи, ставший 26.10.1943 г. Героем Советского Союза.

- ПОГОРЕЛОВ Александр Андреевич, полковник;

- ПУШКОВ Борис Петрович;

- РУСЕЙКИН Александр Васильевич, майор. Умер в 1980 г.

- СОЛОВЬЁВ Борис Евграфович, майор. Умер 25 мая 1978 г.

- САЛЬНИКОВ Олег;

- СВЯТУН Дмитрий Лаврентьевич, подполковник.

- ШЛОМ Михаил.

 

 

              Подвиг героев - курсантов РАУ-1 как символ мужества и отваги советских воинов будет вечно жить в памяти поколений. Профессия защищать Родину не умрёт никогда!